ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БРОНЕТЕХНИКИ

«Jagdtiger»

     «Ягдтигр» был разработан в 1942—1944 годах на шасси тяжёлого танка «Тигр» II и стал самым тяжёлым серийно производившимся образцом бронетехники всех времён.

     «Ягдтигр» серийно производился с 1944 по 1945 год, однако из-за перебоев с поставками материалов и разрушения заводов воздушными бомбардировками, было выпущено всего, по разным данным, от 70 до 79 САУ этого типа. Из-за малочисленности выпущенных машин, их ненадёжности и постоянной проблемы нехватки горючего для них, боевое применение «Ягдтигров» было ограниченным и не оказало влияния на ход войны, хотя те машины, которым всё же довелось вступить в бой, продемонстрировали способность уверенно уничтожить любой из участвовавших в войне образцов бронетехники стран антигитлеровской коалиции, при этом оставаясь в лобовой проекции почти неуязвимым для их огня. Тем не менее, многие из этих САУ были попросту брошены экипажами после израсходования боеприпасов, топлива или после поломки.

     «Ягдтигр» имел компоновку с размещением моторного отделения в кормовой части, совмещённого трансмиссионного отделения и отделения управления — в лобовой части, а боевого отделения — в неподвижной рубке в средней части корпуса. Экипаж САУ состоял из шести человек: механика-водителя и стрелка-радиста, располагавшихся в отделении управления и наводчика, командира и двух заряжающих, находившихся в боевом отделении.

     Корпус практически полностью был заимствован от танка «Королевский тигр», с удлинением на 300 мм из-за больших размеров рубки. Защита корпуса была внушительной — верхний лобовой лист имел толщину 150 мм при наклоне в 50 градусов, нижний — 120 мм с таким же наклоном. Толщина бортов и кормы была существенно ниже, впрочем, если учесть, что «Ягдтигру» вменялось в задачу практически всегда быть обращённым к противнику мощной лобовой бронёй, это можно было не принимать во внимание.

     Вместо вращающейся башни на «Ягдтигр» ставили массивную неподвижную рубку. Лобовой броневой лист имел толщину 250 мм с наклоном 15 градусов от вертикали, взятая из запасов Кригсмарине довоенного изготовления (М. Свирин), что делало его практически неуязвимым для всех танковых и противотанковых орудий противника. Из-за огромной массы орудия с маской была применена уникальная схема его монтажа — вместо того, чтобы закрепить орудие на шарнире в лобовом бронелисте рубки, как это характерно для «классических» самоходок, конструкторы создали особый подъёмно-поворотный механизм, который монтировался на полике боевого отделения. Таким образом, броневая рубка как бы строилась «вокруг» орудия и экипажа, не входя с орудием в непосредственное зацепление. Пушка оснащалась конической маской типа Saukopf («свиное рыло»).

     В лобовом броневом листе рубки устанавливалось 128-мм нарезное орудие PaK 44 с длиной ствола 55 калибров. При этом из-за большой массы конструкторы отказались от классического для САУ монтажа орудия собственно в лобовом листе. Орудие было смонтировано на специальной тумбе, которая устанавливалась на полу боевого отделения. Из-за огромной же отдачи, которая разрушающе воздействовала на ходовую часть, машина вела огонь преимущественно с места. Боекомплект состоял из 38—40 бронебойных и фугасных выстрелов раздельного заряжания и 2925 патронов к курсовому пулемёту, размещённому в верхнем лобовом листе корпуса. Масса бронебойного снаряда — 28 кг, фугасного — 25,6 кг. На 4 машины из числа самых поздних (номера шасси 305078, 305079, 305080, 305081, выпущены в апреле 1945 года) в силу отсутствия PaK 44 в необходимом количестве устанавливалось 88-мм орудие Pak 43/3 с длиной ствола 71 калибр.

     По некоторым данным, на часть машин устанавливались зенитные пулемёты MG-42.

     Ни двигателем, ни трансмиссией «Ягдтигр» не отличался от линейного танка, оснащённого 12-цилиндровым бензиновым двигателем "Maybach" HL 230 P30 мощностью 700 л. с. при 3000 об/мин.

     Ходовая часть практически полностью была заимствована у базового танка и применительно к одному борту состояла из ведущего колеса переднего расположения, пяти двойных катков с опорой на внешнюю часть гусеницы, четырёх двойных опорных катков с опорой на внутреннюю часть гусеницы и направляющего колеса. Правда, в отличие от танка, у которого половинки направляющего колеса частично перекрывали девятый опорный каток, из-за увеличившейся длины корпуса направляющее колесо было отнесено назад. Ширина гусеницы составляла 800 мм. М. Свирин утверждает, что ходовая часть САУ была двух типов: типа Хеншель с торсионами и типа Порше c двухосевыми тележками и рессорными балансирами. С молчаливого согласия ОКНХ вторая ходовая часть была принята к исполнению. И оказалась более удачной. Она была легче подвески Хеншеля, мало того, допускала ремонт в полевых условиях. Лебедка, выполнявшая "предзакрутку" торсионов имелась только на одном заводе - в Сент-Валентине.

     Не вызывает сомнения, что «Ягдтигр» в вопросе противотанковой борьбы на порядок превосходил все танки и САУ как антигитлеровской коалиции, так и самого Третьего рейха. Как минимум до 1948 года в мире не имелось танка, который мог бы выдержать выстрел этой машины даже в лоб. Пушка PaK 44 с длиной ствола в 55 калибров, созданная на базе зенитки, позволяла поражать любой танк на всех разумных дистанциях боя.

     Вместе с тем, самоходка обладала целым набором существенных недостатков, самыми важными из которых были следующие:


- Ходовая часть «Ягдтигра» была крайне перегруженной, что привело к очень низкой надёжности машины. По этой причине в конструкцию САУ штатно входили два стационарных подрывных заряда для её уничтожения в случае технической неисправности. Один заряд размещался под двигателем, второй — под казёнником пушки.

- Мощность двигателя в 700 л. с. для машины массой 75 т была явно недостаточной. Следствием этого была плохая подвижность САУ, что в известной степени уменьшало преимущества мощнейшего лобового бронирования и вооружения. Для сравнения, аналогичный двигатель был установлен на танке «Пантера», весившей на 30 тонн меньше, но уже при своём весе не обладавшей достаточной подвижностью. По этой причине самоходка в основном использовалась в укрытиях на стационарных позициях, где её низкие ходовые качества особой роли не играли.

- При отсутствии вращающейся башни, невысокой скорострельности из-за раздельного заряжания и численном превосходстве противника атака во фланг «Ягдтигру» становилась более чем вероятной. В 1944—1945 гг. его бортовая броня не обеспечивала надёжной защиты от танковых и противотанковых пушек стран антигитлеровской коалиции. Это же обстоятельство делало машину уязвимой к атакам пехоты со средствами ближнего противотанкового боя — гранатомётами «Базука» , трофейными Фаустпатронами или зажигательными бутылками КС.

- Дороговизна и нетехнологичность производства.

- САУ была крайне тяжела, легко вязла на мягком грунте (распаханной пашне) и не могла проехать по ряду мостов из-за большой массы.

- Несмотря на определённые недостатки конструкции, известный немецкий танкист Отто Кариус, получивший Рыцарский крест с дубовыми листьями за бои на русском фронте и воевавший на «Ягдтигре» перед самым концом Рейха, самой главной проблемой этой машины считал крайне низкую степень подготовки экипажей, что и привело в итоге как к значительным боевым и небоевым (от поломок) потерям, так и низкой боевой эффективности оснащённых этими САУ подразделений. Таким образом, САУ в известной мере повторила судьбу советских тяжелых танков КВ-2 в начале 1941 года, большинство которых также было брошено экипажами по причине поломок.

     В результате число выпущенных машин было весьма невелико, и они не оказали сколь-нибудь значительного влияния на исход боевых действий.

 

Vestibulum nec ultrices diam, a feugiat lectus. Pellentesque eu sodales enim, nec consequat velit. Proin ullamcorper nibh nec malesuada iaculis. Donec pulvinar ipsum ac tellus ornare, quis vulputate lectus volutpat.